Валерий Барыкин: «Свой социальный заказ я выполнил»

Иллюстратор Валерий Барыкин известен картинами в стиле советского пинапа. Работы художника стали популярными еще до того, как он начал сотрудничать с брендом «Жигули Барное». Тем не менее, проект, который задумывался как краткосрочный, длится уже не один год. Почему Валерий Барыкин выбрал советский пинап, с чего началось сотрудничество и как он придумывает свои работы, художник рассказал нам в интервью.

Расскажите, как так случилось, что ваши иллюстрации появились на банках «Жигули Барное»?

Мне позвонил Олег Перминов и предложил проект. Он где-то увидел мои иллюстрации, к тому времени они уже распространились в Интернете, и ему пришла в голову такая идея.

Олег вам сразу предложил поработать над серией, или речь шла об одной банке?

Да, он предложил опубликовать серию иллюстраций в стиле советского пинапа.

Долго размышляли над предложением?

Практически сразу согласился. Эта идея мне показалась и интересной, и выгодной.

О какой выгоде вы говорите: творческой реализации, финансовой?

И творческой, и финансовой. Кроме этого, нужно понимать, что банки выходят приличными тиражами, что делает художника, создавшего иллюстрации на них, популярнее. Более того, Олег предложил подписывать рисунки. То есть покупатели «Жигули Барное» могут увидеть имя автора работы. Это не принято в дизайнерских кругах, чаще художника или дизайнера не указывают. В нашем случае было другое предложение, и я подумал, что это будет неплохо.

Валерий, как вы считаете, искусство должно притягивать человека к себе или, наоборот, идти за человеком? Что первично?

Это непростой вопрос. Я думаю, что люди искусства должны подтягивать человека к себе. Вообще искусство нужно разделить на массовое и элитарное. Массовое — это скорее кино. И сейчас, когда разрешено практически все, художникам, кинематографистам дана полная свобода действий, мы наблюдаем довольно печальную картину, несмотря на возможности. Наше кино находится не в самом лучшем состоянии. Сегодня уровень кинематографии в России упал, все скатилось до спецэффектов, а того, чем славилось русское, советское кино, когда оно было частью общества, уже нет. Мне кажется, молодому поколению режиссеров нечего дать зрителю. Это как раз результат того, что деятели искусства начали создавать продукты в угоду массовому зрителю.

Пошли за людьми?

Да, просто решили потворствовать, как это часто бывает, низкому вкусу.

В одном из интервью вы сказали буквально следующее: «Я выполняю свой социальный заказ». Как вы его ощущаете, в чем он?

В какой-то момент я понял, что мне очень не нравится тенденция, когда обществу предлагают отказаться от своего прошлого, забыть весь советский период. Мне было неприятно видеть статьи, посты в социальных сетях, слышать интервью, в которых говорилось о том, как все было плохо в Советском Союзе. В массовый оборот проникло это отвратительное слово «совок». Мне не нравилось такое пренебрежение нашим прошлым.

И часто, слушая разговоры, призывающие забыть часто истории, я вспоминал своих родителей. Несмотря на то, что мой отец был коммунистом, военным, я никогда не считал его тем самым «совком». Я думаю - и он, и моя мать были приличными людьми. И мне неприятно, что всему поколению, поколению моих родителей, присвоили такой мерзкий эпитет.

И я создал такие иллюстрации про прошлое. Мне хотелось окунуть зрителя в другую атмосферу, показать этот период истории не в таком отвратительном свете. Я хотел романтизировать советскую эпоху, может быть, даже чуть-чуть сглаживая острые углы, которые присутствуют всегда, в любую эпоху. И людям понравилась эта идея.

Естественно, некоторые сюжеты моих иллюстраций не могли иметь место в советский период, что-то было преувеличением, но мне было интересно показать сам период. Причем, даже, наверное, больше молодому зрителю. Не все так плохо в СССР. И с этой задачей, с этим социальным заказом для самого себя я справился, так как часто получаю хорошие отзывы от молодежи.

На ваших иллюстрациях такая добрая ирония - как было или как могло бы быть.

Да, скорее добрая. Мне кажется, что только те люди, которые могут над собой посмеяться, способны реально себя оценить.

Как у вас рождаются идеи для сюжетов?

По-разному. Я просматриваю много визуального материала, плакаты, изучаю американских авторов, мне очень нравится искусство социалистического реализма. В какой-то момент приходят те или иные идеи, которые я пытаюсь развивать.

В ваших иллюстрациях часто присутствуют атрибуты современности, например, телефоны у девушек. То есть ваши работы не совсем исторические?

Правильнее сказать, что мои иллюстрации с элементами ретро. Часто это все-таки смешение стилей. Когда сюжет появляется, то его действие может разворачиваться и сегодня, и 20 лет назад. Иногда бывают иллюстрации в современности, просто герой оказывается старомоден. Даже я иной раз не могу понять, от чего это зависит.

Вы собираете какие-то артефакты из прошлого?

Да, естественно. Как я уже сказал, много отсматриваю материалов, в том числе вещественных. Кроме этого, я стараюсь покупать старые вещи, шляпы, рубашки, брюки, которые могут мне пригодиться во время фотосессий. Я же не только картины пишу, но и провожу фотосессии в ретростиле.

Откуда берутся образы героинь? У них есть реальные прототипы или изображенные вами девушки выдуманные?

Иногда это бывают собирательные образы. Но чаще, когда у меня есть сюжет и я знаю, как поставить модель, то я фотографирую девушек.

А где девушек берете?

У меня есть несколько моделей, которые со мной работают, включая мою собственную жену.

Девушки отличаются по типажам?

Да, они обладают внешностью, которая мне лично нравится. Кроме этого, они умеют позировать. Это не профессиональные модели, но у нас получилось найти контакт, можно сказать, духовный.

Какая у вас самая любимая иллюстрация из серии «Жигули Барное»?

Прежде всего, это первая банка, «Курортное знакомство». И мне также нравится предпоследняя работа, 23-я по счету, называется она «Новогодний маршрут».

Как быстро вы работаете над иллюстрацией?

Скорость может сильно разниться. Это зависит от каких-то высших сфер, иногда бывает, что очень долго бьешься над чем-то и у тебя ничего не получается, а сроки уже подходят, и вдруг, когда ты уже в такой небольшой панике находишься, за три дня можно нарисовать что-то хорошее. Так, кстати, даже интереснее.

289
Отправить в Телеграм
Поделиться в Твиттере
Поделиться в Фейсбуке