КАК ОЗЕЛЕНИЛИ МОСКВУ ЗА 10 ЛЕТ

Десять лет назад началась реновация парка Горького, а вместе с ней превращение московских зелёных зон, парков и скверов в общественные пространства, как в Лондоне и Скандинавии. Теперь в Москве есть ботанический аттракцион «Зарядье», Крымская набережная и одновременно нетронутые «хипстерским» благоустройством тихие парки XIX века. Редакция Mosbrew поговорила с москвоведом Павлом Гнилорыбовым и главным архитектором в бюро MLA+ Даниилом Веретенниковым о московской программе озеленения и их любимых местах.

Павел Гнилорыбов, историк-москвовед, автор телеграм-канала «Архитектурные излишества»

Как озеленяли Москву до революции?

В конце XIX века Москва была относительно зелёным городом, но с преимущественно частной зеленью. Самым большим парком считался «Сокольники», это 600 гектаров, а всего городской зелени, на которую тратился городской бюджет, было 800 гектаров. Образы зелёной Москвы рубежа XIX и XX веков мы получили как раз за счёт частного капитала.

Что изменилось в советское время?

Специалисты в области озеленения не эмигрировали и в основном сотрудничали с советской властью. Главным драйвером озеленения были парки культуры и отдыха, это отечественное изобретение. Считалось, что капиталистические парки — это обычное коммерческое предприятие, которое вытягивает из рабочего деньги. Всё началось со Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в 1923 году. Впервые территория будущего парка Горького была использована как выставочное пространство. В конце 1920-х годов его возглавила 25-летняя директриса Бетти Глан, которая за восемь лет привела парк в прекрасное состояние и описала свою работу в книге «Ударно работать — культурно отдыхать». В 1930-е годы там появился «Зелёный театр», показывали музыкальные, оперные, театральные и цирковые постановки. Общественными становились территории бывших усадеб Кусково, Шереметьево.

В Генплане 1935 года была заложена очень важная идея «зелёного пояса» вокруг Москвы. По этому плану город должны были окружить на ширину до 10 километров малозастроенные, богато озеленённые и обводнённые территории. В 1960-е годы пояс в нескольких местах разорвали урбанизированные полосы.

Последним парком, открытым в советское время, был парк Дружбы в районе речного вокзала. Его заложили в 1957 году, но окончательно оформили в 1980-х. Отдельная история связана с советскими энтузиастами в области городского озеленения. Яркий пример — селекционер-самоучка Леонид Колесников. В собственном саду он разводил сирень и за всю жизнь вывел 300 сортов, включая «красу Москвы». Сорт появился в 1947 году, когда столица праздновала 800-летний юбилей.

Чем современные парки отличаются от постсоветских?

В 1990-е и 2000-е парки пришли в упадок и не привлекали горожан. Это было связано с хроническим недофинансированием отрасли. Многие были сданы в аренду частным лицам, отсюда огромное количество шашлычных и других антиэстетических объектов. Руководители города обладали специфическим вкусом, в том числе Лужков с его «лужковским стилем».

Московская политика озеленения сейчас очень разновекторная. С одной стороны, появляется много отличных объектов, а с другой — излишняя «бордюризация» зелени. Вместо лесопарка с грязью, бездорожьем и щебёночными дорожками приходит благоустройство, которое пугает животных. Поэтому я особенно люблю необлагороженные пространства, похожие на лес, и тихие малоизвестные парки.

Важно, что появилось не только «Зарядье» в центре, но и парки на окраинах: парк «Ходынское поле», парк «Братеевская пойма», парк 850-летия Москвы, парк имени Артёма Боровика. В целом Москва остаётся зелёным городом, хотя реновация, новые магистрали и точечная застройка на этом плохо сказываются.

МАРШРУТЫ

Тимирязевский лесопарк

Я бы посоветовал подробнее изучить Тимирязевский лес. Это абсолютное нелинейное зелёное пространство с двухкилометровой лиственничной аллеей, кусочек Петербурга в центре современной, нервной Москвы. Это поля и грядки, старинные теплицы, пруд с утками, пасека и множество зданий непонятного назначения. На берегу Большого Садового пруда есть грот, который экскурсоводы выдают за описанный в романе Достоевского «Бесы»; по легенде, там нечаевцы расправились со студентом.

Ещё в XIX веке на средства имперской казны усадьба Петровско-Разумовское была выкуплена под сельскохозяйственные угодья и парк для учащихся Петровской земледельческой и лесной академии. В лесопарке есть знаменитое профессорское кладбище — самое маленькое в Москве. Это очень честная история: ты всю жизнь учил людей любить «зелёный пояс», занимался лесонасаждениями и похоронен возле своей любимой академии.

Усадьба Усачёвых-Найдёновых («Высокие горы»)

Неочевидный парк недалеко от метро «Курская». О нём мало кто знает, потому что в главном здании усадьбы сейчас находится Московский научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины. Усадьбу построил по заказу купцов-чаеторговцев Усачёвых швейцарский архитектор Доменико Жилярди, он же спроектировал усадьбу Гагариных, где сейчас находится музей Горького.

В парке сохранился дух частного сада XIX века, не тронутого современным благоустройством: тенистые аллеи, беседки-ротонды 1835 года, привезённые из Парижа, грот, фонтан, чугунные вазы, львы и грифоны на пандусе, статуи четырёх времён года. Беседки не видели реставрации, и это хорошо, потому что они максимально подлинные! Литые статуи, кстати, созданы в мастерской скульптора Ивана Витали, автора фонтана перед Большим театром. Парк хорош тем, что там можно спрятаться от назойливой толпы, это тихие и спокойные Сыромятники. В «Высоких» снимали много замечательных художественных фильмов, например «Покровские ворота».

Даниил Веретенников, главный архитектор в бюро MLA+

Почему московское озеленение — это в первую очередь забота об экологии, а потом уже о комфорте жителей?

Главное преимущество московской политики озеленения — забота не только о красоте и комфорте жителей, но и о биоразнообразии. Кустарники, газоны и почвопокровные растения для городской экологии важнее, чем деревья. Ландшафтная экология — это наука, и она даёт нам конкретные выводы: если в городе только газоны, которые постоянно стригут, и деревья, стволы которых постоянно белят, то сокращается количество птиц.

В Москве озеленение происходит в первую очередь за счёт малых зелёных форм. Почему это важно? Простой пример — в Петербурге кустарникам была объявлена война: якобы в них собираются маргиналы, от которых потом остаются шприцы и пустые бутылки. В итоге исчезает очень много видов птиц, которые могут гнездоваться только в кустарниках.

«Зарядье» — апогей московской политики растительного разнообразия. Была идеологическая задача показать все имеющиеся в России природные зоны в одном месте — от тайги до лесостепей. И получился скорее аттракцион, чем рекреационное пространство. Но общий принцип озеленения в Москве такой же: разнообразие кустарников, злаковых и луговых растений, чтобы птицам, бабочкам и насекомым было комфортно.

Почему сажать деревья в городе — самая тяжёлая задача?

Деревья в городе важны: они помогают бороться с пылью. С улицей, конечно, работать сложнее, чем с парком или сквером. Чтобы комплексно её озеленить и высадить деревья, нужно скоординировать огромное количество городских департаментов, инженеров, транспортников, усадить их за один стол переговоров, что почти нереально. В Москве удалось добиться, чтобы все эти люди слаженно работали и думали в одном ключе: о гуманизации городского пространства.

Мало просто посадить дерево, надо, чтобы кто-то за ним потом ухаживал. Часто бывает так: высадили прекрасную липу или клён, а через год понадобилось срочно поменять трубу, которая под этим деревом идёт, и его выкапывают. В Москве программа по замене инженерных коммуникаций прочно связана с программой озеленения. Если дерево сажают, значит, чиновники уверены, что оно не помешает ремонту систем, в противном случае ремонт производят до высадки.

Остальные приживаются, выглядят здоровыми и ухоженными. Важная черта озеленения Тверской — высадка уже взрослых, 20–30-летних лип, которые были закуплены в Европе. У взрослых деревьев больше шанс выжить, чем у маленьких саженцев.

Второй впечатляющий московский пример — Садовое кольцо, которое превратили из шумной, пыльной, безжизненной автомагистрали в гуманную кольцевую улицу. Там сажают взрослые клёны и липы. Это очень красиво, но самое главное — сократилась площадь проезжих частей, которые раньше напоминали взлётно-посадочную полосу.

Чем московские парки эпохи капрома отличаются от современных?

Вместе с историком советского интерьера Александром Семёновым и урбанистом Гавриилом Малышевым я исследую капиталистический романтизм (капром). Это период в постсоветской культуре, который пришёлся на 1990-е и 2000-е. В России эпоха капрома началась в конце перестройки, в период интеграции страны в глобальную экономику, и завершилась с наступлением мирового финансового кризиса 2008 года, когда была безвозвратно подорвана вера в непотопляемость капитализма. В Москве капром ассоциируется с так называемым «лужковским стилем»: Дом музыки, ЖК «Патриарх» или ТЦ «Наутилус».

Парки и зелёные общественные пространства не были сильной стороной эпохи, Лужкова больше интересовали масштабные мемориальные комплексы и приведение в порядок усадеб Царицыно, Измайлово, Кусково. Часто восстановление сопровождалось добавлением «клюквы». В Коломенском построили дворец Алексея Михайловича. Никто не знает, как он выглядел на самом деле, но решили создать аттракцион в парке а-ля древнерусское зодчество.

По сравнению с 1990-ми и началом 2000-х политика паркостроительства и озеленения стала куда гуманнее. Теперь в приоритете озеленение, общественные пространства и биоразнообразие.

МАРШРУТЫ

Парк Горького и Крымская набережная

Я люблю парк Горького за то, что им хорошо управляют, там проходит много событий и разрешена полноценная городская жизнь. Обычно в российских парках любая активность ограничивается скамейками. Крымская набережная, открытая в 2013 году, — первая ласточка собянинского благоустройства и пример разнообразной ландшафтной политики: кустарники, злаки, почвопокровники.

Такой стиль озеленения называется «новые многолетники» (new perennials) и имитирует луга и степи с аккуратными злаками и луковичными растениями. Автор проекта, ландшафтный архитектор Анна Андреева, высадила декоративные злаки по сетке, чтобы они стали фоном и структурой для растущих внутри многолетников.

Однако через несколько лет с клумбами на набережной начались проблемы: созданные Анной композиции стали зарастать сорняками, потому что такие цветники нужно регулярно пропалывать. Хотя озеленение в своём изначальном виде до 2021 года не дожило, Крымская набережная всё ещё одно из самых приятных мест в городе. Она пропускает большие потоки гуляющих и велосипедистов, а островки зелени эти потоки разводят, и пространство остаётся гуманным.

Парк «Яуза»

Жду с нетерпением открытия парка «Яуза», который строится несколько лет. Он состоит из нескольких «огрызков», объединённых каркасом реки.

В этом году планируют сделать дорожки со спусками к воде, детские площадки и спортивную зону в части парка от улицы Мусоргского до проезда Дежнёва, а по обеим берегам Чермянки — экотропу на сваях. Развитие пространства вокруг водных объектов — это признак прогрессивной экологической политики города.

寄到Telegram
分享到Twitter
分享到FB