Андрей Тихонов: «Пиво — хорошее восстановление»

Легендарный футболист и звезда «Спартака» Андрей Тихонов недавно побывал на заводе Московской Пивоваренной Компании и ответил на наши вопросы о футболе, фанатах и пиве.

Кто: Андрей Тихонов

Родился: 16 октября 1970

Живёт: в Москве

Что делает: советский и российский футболист, полузащитник и нападающий; тренер. Мастер спорта России международного класса. Играет в командах «Ветераны МГУ» и «Гефест». Играл в сборной России 7 февраля 1996 года во встрече с командой Мальты. Тренер в команде «Крылья Советов» с 2017-го по 2018-й

Чем известен: игрой за команду «Спартак» и тренерством в команде «Краснодар»

Какие чувства испытывает некогда королёвский мальчишка, когда недалеко от дома выпустили пиво с его портретом на банке?

Это приятно. Но пиво точно не в честь парня из Королёва! А в честь футболиста, который оставил след в «Спартаке». И фотография на банке пива, которое любят люди, очень приятная.

Вас назвали легендой.

Легенда? Ну как легенда... Если кто-то считает, что так, для меня это огромный плюс. Значит, в жизни сделал что-то хорошее для людей. Никогда не считал себя легендой. Я человек, который пытался делать хорошо своё дело.

И продолжаете делать, вы ведь не завязали с футболом.

Я играю на ЛФЛ за две команды: «Ветеранов МГУ», там игроки 43+, и в команде «Гефест», там возраст игроков без ограничения. И с молодыми тяжело играть, и с ветеранами тяжело. Мне исполнилось 49 в октябре, но всё равно я не должен играть хуже, чем играл когда-то. Потому что болельщики приходят и говорят: «Да нет, уже всё. Зачем он ещё бегает, играет? Непонятно». Поэтому иногда волнуюсь, когда много болельщиков. Но волнение быстро проходит. Как только начинается игра, понимаешь, что всё делаешь правильно.

Что Вас каждый раз заставляет выходить на поле?

Желание играть в футбол. И для поддержания здоровья. Конечно, профессиональный спорт и тяжёлые нагрузки — это не про здоровье. Каждый спортсмен, что играет большую часть жизни, должен двигаться. Если спортсмен резко прекращает тренировки, то появляются болезни, сердце начинает хиреть. Врачи говорят, что нельзя останавливаться.

Чувство победы не притупилось с годами?

Это наркотик. Это слишком большой наркотик. Даже на тренировках в «Спартаке» мы не любили проигрывать. У нас приличные были зарубы, ни в коем случае не до драки, не до грязи, но мы ругались друг с другом, потому что мы не любили проигрывать. Даже на тренировках. Поэтому мы и не проигрывали в играх. Была привычка выигрывать на тренировках. А сейчас многим футболистам что тренировка, что игра— ну, проиграли, ничего страшного, самое главное — жизнь удалась.

Какое чувство Вы испытывали, когда Вам аплодировал весь стадион?

Я помню, когда в Лужниках 80 тысяч кричали фамилию Тихонов. Весь стадион скандирует фамилию. Представляете? 80 тысяч!

Я и не представляю...

Это дорогого стоит. Такие секунды, минуты нужно пережить хорошо, без звёздной болезни.

А Вас она коснулась?

Меня — нет. Воспитан по-другому. Я из про-стой семьи: папа — слесарь, мама—воспитательница. У меня не было никогда сумасшедшего достатка или каких-то там сверхпоблажек. Я работал на заводе, потом служил в армии.

И в армии оказались в момент развала СССР.

Был момент, когда в 89-м в Грузии война начиналась. Мы уже сидели на мешках, чтобы туда поехать. Хорошо, что не поехали. Говорили по телевизору, что лопатки применялись против солдат. Представляете 18-летних, которых бросают в пекло? Слава богу, я туда не поехал.

История о том, как закалялся Андрей Тихонов. Вам приходилось когда-нибудь плакать после матча? От бессилия, обиды или, наоборот, от эйфории?

Когда была эйфория, мы смеялись, радовались. Когда было обидно, мы не ругались — мы молчали. А так, чтобы плакать, как некоторые сейчас плачут... мы были сильные. Это сейчас посмотрите на футболистов: как ударят — валяются.

Вспомните эпизод с Овечкиным, когда ему шайба зуб выбивает. Вот мужик-то! А футболисты? Дунули на них, а они корчатся. Мы никогда не валялись по полчаса, когда больно было. А сейчас смотришь на футболистов, до них не дотронулись, а они валяются и плачут. Или после игры идут плачут. Я этого не понимаю. Надо быть сильным человеком. Надо мужиком оставаться.

Футболист Андрей Тихонов и главный пивовар Московской Пивоваренной Компании Михаил Ершов

А какие мужские качества присущи нормальному футболисту?

Он должен быть сильным чисто физически, по-футбольному. И необходима честность. Можно, конечно, как-то обмануть соперника, но игрок должен оставаться порядочным во всех отношениях: и к себе, и к соперникам, и к болельщикам. Он должен быть порядочным человеком.

А как же красиво фолить тогда? Не стоит?

Стоит. Это хитрости. Горлукович, когда был в «Спартаке», иногда при угловом пяткой наступал противнику на мысок и брал его рукой за мужские причиндалы, чтоб он никуда не вырвался. Это и есть хитрости футбольные. Да, некрасиво, да, жёстко. Но он не бьёт его по лицу, не плюёт в него. А сейчас вижу, как игроки то на ногу наступят, или ущипнут сзади, или плюнут с разбегу. Это не по-мужски.

И тем не менее, футбол, как и пиво, с каждым годом становится всё лучше.

Пиво — да, становится лучше и вкуснее. Футбол тоже становится интереснее. Посмотрите на стадионы, которые появились у нас. Отличные стадионы и поля, люди идут, а играть нужно для них. Это раньше мы при-ходили на матч, а там тысяча человек на трибунах. И для кого играть? Конечно, футбол становится лучше, потому что на таких полях и футболисты стали лучше.

Что для Вас ценнее футбола?

Важнее всего семья, родители, дети. Сыновья, надеюсь, станут известными футболистами. Играя в футбол, они смогут обеспечивать семьи. Они могут не то чтобы жить, как им нравится, а работать и получать ещё и удовольствие.

Чем Вас как тренера раздражали игроки?

Когда ты говоришь, а до человека не доходит, и он делает всё равно по-другому. Ладно бы забили и выиграли. Это одно. А когда из раза в раз всё делается неправильно и результат в минус, это раздражает. Физическую форму можно подтянуть. Не тренируется только голова. Оказывается, много футболистов без футбольной головы. Есть здоровье, понимание футбольных моментов, техника есть, а головы нет. Он не может что-то придумать, что-то сделать нестандартное, всё только одинаковое.

Но это, может быть, отдельный дар — соображать по-футбольному?

Есть, конечно дар, когда ты обучаем. А не все люди обучаемые. Они могут тренироваться, но они необучаемые. Они получают информацию, но у них она не откладывается. Это самое плохое. У одного скорость хорошая, но с головой проблемы, у другого техника отличная, но скорости нет. Редко бывает, когда сразу скорость, техника и с головой нормально.

Вы завидуете молодым игрокам?

Только тому, что они тренируются и играют на отличных полях. В плане техники ничему не завидую — мы были не хуже. Когда играли в «Спартаке», у нас футболисты были с хорошей головой. Сейчас в команде максимум три-четыре человека, а у нас было десять. Мы играли нестандартно: могли меняться положением на поле и это не причиняло команде вреда. Это было нестандартно и что-то новое для соперников, которые не могли понять, что происходит. Нестандартность — залог успеха футболиста.

Вежливость и футбол совместимы?

Это слово футболу не подходит. Вежливый — это когда ты уступил место, поздоровался, спросил что-то, ответил по-человечески. Вежливость — вот это всё. Спорту вежливость не подходит как слово, а слово «уважение» подходит. Уважение к партнёру, к сопернику, к судьям, к болельщикам — да.

Помните, в «Москва слезам не верит» был хоккеист, которого Фатюшин играл? Он был вежлив и никому не отказывал. Это его и сгубило. Поклонники «доставали» Вас вежливыми просьбами выпить?

Нет. Я не пью тяжёлые напитки, могу 0,3 пива выпить, не более того. Например, сидим, что-то отмечаем, подходят и не по-свински просят: «Андрей, можешь к нам подойти, у человека праздник, поздравить...» Чисто по-человечески за другой стол подошёл, поздравил, пожелал хорошего вечера и пошёл дальше к своим.

Вы помните первое пиво, которое Вы попробовали?

23 года мне было, это был 93-й год. Мы ехали с тренировки. Игорь Ледяхов, Андрей Пятницкий, Илья Цымбаларь всё время по пути на базу пиво брали. Мне сильно хотелось пить. И они говорят: «Давай, давай, попробуй». Я максимум полбутылки осилил, пока ехали. Вкус необычный — я же пиво никогда не пил. А потом понял, что пиво — хорошее восстановление.

Да?

Да, кроме пива, ничего не беру. В Германии, в Латвии после игр футболисты едут в автобусах, и у них всё время стоит пиво. И им никто не запрещает, наоборот. Лучше пиво, чем химические напитки. В кружке пива много микроэлементов, которые помогают восстановлению.

И победа наверняка помогает восстановить силы?

Когда ты выигрываешь, после каждой игры у тебя эйфория. Но перед каждой игрой опять начинается запара, и думаешь: сейчас по башке дадут, и эйфория закончится. Сегодня эйфория, а завтра макнули головой в дерьмо — и так каждую неделю. Но ты всё равно в ожидании эйфории. Как у болельщиков: ты на коне — тебя понесли, одну игру проиграл — тебя макнули в дерьмо. Но болельщики понимают, когда ты стараешься, играешь, но где-то чуть не везёт. Они прощают. А когда это безволие и проигрыши, отсюда нестандарт и полномасштабный негатив со стороны болельщиков.

Стоит ли показывать свою радость проигравшему сопернику?

Не стоит, это неправильно. Это задевает. Даже если у тебя друг в команде противника, подойти, поржать — это неправильно, хотя он друг. А если ты делаешь это с человеком, с которым не общаешься, знаешь его по фамилии, то это сверхнаглость. Выигрываешь ты или проигрываешь — всегда надо оставаться человеком.

寄到Telegram
分享到Twitter
分享到FB