ЛЮДИ ОБРАЩАЮТСЯ К МУЗЫКЕ, КОТОРАЯ ВЫЗЫВАЕТ У НИХ НОСТАЛЬГИЮ

Ежедневно рождаются сотни новых музыкальных композиций. У каждой из них свой путь: одни прячут в стол, другие показывают только друзьям, третьи выходят в свет и становятся хитами, а некоторые и вовсе занимают почётное место в рядах золотой классики. Как рождается музыка? Существует ли универсальный рецепт будущего хита? И почему многие так сильно любят Меладзе? Объясняет музыковед, педагог и композитор Анна Виленская. И заодно делится секретами — от тайного звучания Radiohead до произведений, которые помогают отвлечься от реальности.

О ГОРДОСТИ И СКУКЕ

Все вокруг с детства говорили, что я точно стану пианисткой. Некоторые малыши обладают шахматной памятью, способностями к математике или какими-то другими талантами. У меня же нашли абсолютный слух. Я проходила прослушивание в подготовительный класс музыкальной школы, и педагоги дали несколько заданий: сравнить звуки по высоте, пропеть ноту, простучать ритм. Тогда-то родителям и сказали, что у меня есть способности, и они вложили много сил в то, чтобы я могла заниматься музыкой и развиваться в этом направлении. Вплоть до того, что мы переехали из коммунальной квартиры в «однушку», чтобы поставить дома пианино.

Больше всего я была очарована будущей профессией первые четыре года обучения в музыкальной школе, потому что всё получалось подозрительно легко.

Я всегда была согласна с тем, что моя жизнь связана с музыкой, кроме, наверное, одного кризисного момента в девятом классе, но это был кратковременный бунт. В целом я двигалась примерно в одном направлении и с годами смогла «пощупать» ряд смежных специальностей.

За это время было несколько моментов сильной гордости за себя. И каждый раз после того, как это ощущала, уходила из профессии, меняла вектор работы. Например, на выпускном курсе оркестр исполнил моё сочинение, и сразу я почти перестала писать музыку. Примерно так же закончилась работа педагогом. Ученики сыграли концерт, на котором звучали их произведения. Я почувствовала себя бабушкой, будто мои дети завели своих, и постепенно занималась преподаванием всё реже.

Хотя позже моё рвение к наставничеству стало основой для создания видеокурса. Конечно, это уже иной вид педагогической деятельности. Когда я думала, почему это произошло, внезапно поняла: во мне стало больше желания обобщать опыт, а не получать его.

Ещё один интересный момент про гордость. В училище проводили отчётные концерты. На них музыканты играли сочинения студентов. Я всегда к этому относилась как к данности: всё получилось, ну и здорово. Тогда в голову не приходило записывать свою музыку на электронные носители. Но однажды я придумала сонату для флейты и фортепиано, и внезапно слушатели её не только похвалили, но и отругали. Я страшно обрадовалась и подумала: «Вот оно! Получилось то, что цепляет!»

Эта соната стала отправной точкой в истории моих записей, именно её я впервые выложила на страничку в ВК. Записывать и выкладывать что-то на всеобщее обозрение потом ненадолго вошло в привычку. До сих пор мои любимые произведения есть в профиле.

О ВНЕЗАПНОМ УСПЕХЕ

В 2019 году я завела ютуб-канал, сейчас он называется «Анна Виленская и открытый музыкальный лекторий». Сначала использовала его как резервное хранилище лекций для тех, кто их пропустил. Чуть позже он стал инструментом самоконтроля. Я пересматривала выступления и понимала, что можно улучшить и куда расти.

Это случилось в апреле 2021 года. Я тогда работала лектором в Медиатеке Александринского театра. Площадка предусматривала запись выступлений, и видео получались во много раз лучше, чем у нас с другом, пользовавшихся для съёмок только телефонами. Новое качество картинки и звука, всё на уровень выше того, что было раньше.

Там я как-то раз провела лекцию о музыке Земфиры и выложила запись на канал. Видимо, ютуб увидел, что у ролика хорошее удержание (это когда люди не только нажали на кнопку play, но и продолжили смотреть). Видео начали продвигать алгоритмы, и оно попало в рекомендации. И в какой-то момент вместо обычного количества просмотров, около двух тысяч, я увидела десять. На следующий день — пятьдесят, а через три дня — уже сто. Для меня это стало шоком.

Причём не сказать, что приятным: люди пишут комментарии, и их не всегда, мягко говоря, хочется читать. Я переживала и расстраивалась, когда видела, как по частичкам разбирают внешность и манеры, какой у меня нос и рот, как размахиваю руками и говорю. С непривычки я могла часами зависать, отвечая на каждый комментарий. Потом, конечно, привыкла и сейчас думаю, что тогда предпочла просто не замечать позитивный фидбек.

О СЕКРЕТАХ ВЕЧНОЙ ЭСТРАДЫ

Сейчас самое популярное видео на моём канале посвящено музыке в песнях Валерия Меладзе. На нём больше миллиона просмотров. Почему оно так зацепило зрителей? Я думаю, здесь сработали два аспекта: тема и, скажем так, продакшен.

Начнём с последнего. Для видео я сделала аранжировки хитов, которые все знают. Их играет струнный квартет, что, мне кажется, звучит свежо и симпатично.

А если подробнее говорить о теме, то Меладзе попадает в интересный треугольник. Есть классика, есть хайп, настоящее. И есть музыка, которая находится на одно десятилетие назад и которую знают одновременно и уже взрослые люди, и их родители. Вот она и «заходит» лучше всего.

Тем не менее точного секрета создания суперхита, на мой взгляд, не существует, и вот почему. Я представляю успех как формулу из трёх частей: безупречное знание теории, харизма исполнителя и попадание в момент. Звучит как рецепт, но на деле соединить всё вместе очень сложно. Специально это сделать и вовсе нельзя. Момент может пройти за один день, и твой проект, миллион раз сложный и крутой, окажется никому не нужным.

О ТОМ, КАК ПОЛЮБИТЬ КЛАССИКУ

Между классикой и эстрадной музыкой только одно серьёзное отличие: сложные процессуальные формы. Это когда нужно наблюдать за темами, вычленять их и следить за развитием.

На самом деле полюбить классику совсем не трудно. Если есть такое желание, рекомендую начинать с музыки, в которой не подразумеваются процессуальные формы, например сочинения Антонио Вивальди, Стива Райха и Владимира Мартынова. Или можно прикоснуться к мягкому романтизму вроде Фридерика Шопена или Сергея Рахманинова. У их музыки сложная форма, но она не на первом месте.

И есть ещё один, чуть более авангардный способ: начать с Radiohead. Музыка этой группы по многим параметрам находится на перепутье между классикой и эстрадой. Обычно их композиции ассоциируются с фронтменом коллектива Томом Йорком. Но во многом звучание Radiohead — заслуга другого участника.

То, что пишет Джонни Гринвуд — настоящее переосмысление музыки Оливье Мессиана, которая, в свою очередь, очень тесно связана с Новой венской школой и академическим авангардом начала XX века. И вот вроде кажется, что сейчас это направление ушло в небытие, но на самом деле его продолжает Джонни Гринвуд.

О ПОБЕГЕ ОТ РЕАЛЬНОСТИ

Сейчас музыкальная индустрия будто стоит на паузе. Исполнители, по моим ощущениям, никак не могут понять, что чувствуют люди и что им хочется слышать. Развлекательное или трагичное? Какую-то честную песню или отвлекающую от происходящего? Совершенно не ясно.

Многие мои знакомые несколько дней подряд слушали песни группы «Виа-Гра», другие — «Руки вверх» и «Отпетых мошенников». А кого-то спасает старый рок. Почему? «Ну, потому что как в детстве».

Есть одна композиция, которая мне очень помогает в последнее время, — это Canto Ostinato Симеона тен Хольта. Минималистичное произведение, очень красивое, для нескольких роялей или других инструментов (автор не уточняет, кто на самом деле его должен исполнять). Буквально вчера слушала, кстати. Для меня эта музыка сродни ощущению, когда ты немножко забылся в воспоминаниях.

Собрали для вас два плейлиста по мотивам разговора с Анной.

Для тех, кто хочет полюбить классику:

Для тех, кто хочет ненадолго укрыться в ностальгии:

寄到Telegram
分享到Twitter
分享到FB