Денис Бычков: «Мы не знаем о Москве 99 % того, что могли бы о ней знать»

В разговоре с журналистом и краеведом Денисом Бычковым мы выяснили, как знание города формирует у жителей гражданскую позицию и почему интереснее гулять не в центре. А также наметили три необычных маршрута, которые откроют Москву с неожиданной стороны.

Кто: Денис Бычков

Что делает: проект «Москва. Детали», в котором рассказывает о неочевидных местах столицы и предлагает необычные маршруты по самым разным районам города.

Когда всё началось: 14 июня 2013 года.

Самый недооценённый район Москвы: часть города, которая начинается от слияния

Яузы и Москвы-реки на Котельнической набережной и проходит до тихого Богородского. Остоженка — это «золотая миля», а я бы сделал «Яузскую милю»

Об увлечении краеведением и проекте «Москва. Детали»

У меня всегда была тяга к необычным местам. В каком бы городе я ни оказался, самое интересное — отыскать что-то новое, пробраться в закрытые подъезды, дворы, исследовать охраняемые территории и объекты. Увлечение Москвой было всегда. Но после того как я три года прожил в Подмосковье, по возвращении начал изучать город с новой силой и решил делиться этим в социальных сетях. Название блога придумал за пять секунд. Сразу подумал, что оно максимально идиотское и потом его нужно поменять. Но на самом деле любое тупое название со временем перестаёт таким быть. Многим кажется, что сейчас бум краеведения. Стало больше информации, вырос интерес к пешим экскурсиям. Вообще, люди, увлечённые Москвой и её историей, были всегда, просто в последние пять-семь лет им на помощь пришли технологии. Сегодня это уже вполне серьёзный бизнес. Краеведы-любители, которые раньше писали и снимали о Москве скорее для себя, сейчас могут зарабатывать на своём хобби и даже делать коллаборации с крупными брендами.

Москва и москвичи. Версия Дениса Бычкова

Москвичи молодцы. Им правда нравится изучать свой город, пытаться понять его. Когда я выкладываю маршрут, многие реально им пользуются, планируют по нему выходные. Это очень круто. Чем лучше ты узнаёшь место, тем сильнее его любишь, тем больше у тебя к нему уважения, и тебе хочется для него что-то делать. Люди стали активнее откликаться на просьбы о помощи, участвовать в спасении объектов культурного наследия, переводить деньги. Есть, например, совершенно прекрасный проект Натальи Тарнавской «Вспомнить всё», его команда занимается реставрацией старинных вывесок и табличек. Я всегда стараюсь им помогать, распространяю информацию о том или ином случае. За последние несколько лет было спасено уже семь или восемь объектов, каждый требовал огромного труда и немалых денежных средств. Наверное, ради этого и существует «Москва. Детали». Мне часто пишут: «Зачем вы об этом рассказали, теперь точно снесут» или «Не показывайте место Собянину». Таких комментариев бывает по 50 штук в месяц, что расстраивает. С другой стороны, мы всё ещё достаточно инертны (видимо, национальное). И это тоже видно по откликам читателей: «Красиво, но далеко», «В жопе мира, да?», «Как туда попасть?» Люди до сих пор хотят, чтобы за них всё сделали. Они только начинают понимать, что от них зависит намного больше. «Мы не знаем о Москве 99% того, что могли бы о ней знать» . Знакомые говорили, что я поведу блог год-другой, а потом брошу — места и здания просто закончатся. Да, бывают моменты, когда я думаю: «В этом городе я видел уже всё». А потом снова делаю какие-то открытия. Москва —гигантский мегаполис с богатой историей, в котором намешано много всего. Она неисчерпаемая.

Дом купцов Н. А. Егорова и И. Е. Круговикина на Малой Семёновской. Фото: Денис Бычков

Иногда смотришь на здание и понимаешь, с ним как будто что-то не то, есть какая-то недосказанность. Каждый раз по дороге на дачу через Ярославское шоссе я краем глаза поглядывал на довольно странную постройку. Два конструктивистских здания, форма которых намекала, что их история может быть интересной. Оказалось, это дом-коммуна рабочих ватной фабрики в Ростокине. Раньше их было три. А руку ко всему этому приложил сам Гинзбург (он же был архитектором культового здания Наркомфина на Новинском бульваре — прим. ред.): этот комплекс — один из его ранних проектов. Все эти вещи у нас под носом. Детский театр в парке на Таганке —бывшая старообрядческая церковь, за аляповатым забором где-нибудь в Печатниках прячется хорошо сохранившийся деревянный дом XIX века, а на МКАД — усадьба Шехтеля и покрашенный синей краской Ленин. Но есть много мест, куда людей просто не пускают. Почему — объяснить никто не может, дебильное русское «не положено». Но это культурное достояние, которое принадлежит всем нам. К нему нельзя ограничивать доступ.

Красота в глазах смотрящего

Москва вне центра — это и есть настоящая Москва. И она очень разная. От Садового до ТТК — гигантские жилые районы-кварталы, в которых как раз сохранилась та удивительная столичная жизнь. Если майским субботним вечером пройдёте от Садового в сторону Автозаводской и Дубровки, увидите типичные московские приметы: бабушек на лавочках, выпивающих дядечек за столом с домино, крики из окон «Вась, иди домой!» Такие дворы, где люди знают друг друга почти всю жизнь. В каждом районе есть что-то интересное. Сам город так организовывался, рос, ломался и столько пережил эпох, что обнаружить необычное можно даже среди бытовых спальных «коробок». Да, не везде найдёшь поке с тунцом и филиал «Мутабора», но туда есть за чем поехать. Взять тот же депрессивный восток Москвы. Например, в Текстильщиках, которые у всех ассоциируются с угрюмым брежневским спальником, находится запредельно красивое здание бывшего Музея АЗЛК в форме гигантской космической тарелки. Перейти дорогу — модернистский Культурный центр «Москвич». А если пойти вглубь района, там будут и конструктивистские строения. Чего городу пока не хватает, так это малого бизнеса, который бы развивался и хорошо себя чувствовал «на районе». Локальных баров, маленьких магазинчиков, мастерских. Хочется, чтобы люди могли работать там, где живут.

В Питере — пить. А в Москве?

В первую очередь — любить. А пить — во вторую. Столица — исторически очень пивной город. В месте, где бок о бок жили представители купечества, иностранцы и рабочие многочисленных заводов и фабрик, не могло быть иначе. Московские районы можно даже сопоставить с типами пива. Ленинский проспект и окрестности, построенные с конца 30-х по конец 50-х, — это лагер. Светлые, «лёгкие» кварталы, по которым особенно хорошо гулять в тёплое время года. Бывшие промышленные окраины, а ныне практически центральные Лефортово и Дубровка — это портер. Немного мрачноватые, «тяжёлые» для некоторых кварталы с высоким процентом плотности населения. Таганка — какой-нибудь замороченный IPA с высоким IBU коэффициентом. Район стал одним из плацдармов современной крафтовой пивной революции, и во всевозможных новинках индустрии здесь разбираются очень хорошо. Утопающие в зелени белоснежные ряды старых пятиэтажек в Кузьминках — любой Witbier, а северо-западные районы с их большим количеством водоёмов — какое-то совсем лёгкое пиво, которое обычно заказывают в ночных клубах.

Как гулять не в центре Москвы

Главное — заранее определиться, что вы хотите посмотреть, и хотя бы немного продумать маршрут. Выбор в Москве колоссальный. Город даст вам всё что захотите. Например, на юго-восток мы отправимся за старыми заводскими постройками, дореволюционными больницами, конструктивистской культурой. Если хочется высокого советского стиля — нам в другую сторону. Это Ленинский проспект со сталинками, универмагом «Москва», Ломоносовским проспектом, Театром Натальи Сац. Если нужна тихая гавань, выбираем отдалённый парк. Лосиный остров, Битцевский лес. За чем-то удивительным — в посёлок художников на Соколе. С более увлечёнными товарищами я бы отправился в Сокольники. Район очень пострадал в советское время, но там осталось много прекрасных деревянных зданий. Зимой особо не походишь, но тоже есть чем заняться. Во-первых, в городе полно удивительных музеев. Я говорю не про те, что находятся в центре. Это, например, музей радиосвязи на Преображенке или Государственный музей спорта. Во-вторых, есть классные трамвайные маршруты. Всем известный 39-й, на котором можно посмотреть очень большой кусок Москвы, сравнительно недавно появившийся 50-й. Ну и поездка по МЦК — это тоже всегда познавательно.

Дом-коммуна рабочих ватной фабрики в Ростокине. Фото: Денис Бычков

ТОП - 3 МАРШРУТОВ НЕ В ЦЕНТРЕ

1. МОСКВА БРУТАЛЬНАЯ

Специфический вид досуга — для тех, кто хочет посмотреть бывшую заводскую Москву. Всё это находится на исторической территории города. Окраины Таганки, Скотопрогонная улица, где раньше были мясные бойни, конструктивистский посёлок Дубровка 1926 года. Такая часть Москвы, в которой ещё сохранился суровый заводской дух.

Конструктивистский посёлок Дубровка. Фото: Денис Бычков

Фото: Денис Бычков

2. ПОСЁЛОК ИЗ ФИЛЬМОВ О 50-Х

Курьяново, такой послевоенный провинциальный городок. Там прекрасно всё: двухэтажные домики, ДК, здание почты, Ленин. А рядом — Люблинские поля аэрации. Место сносит голову. Сейчас там строят Юго-восточную хорду, часть построек скоро могут снести, так что посмотреть надо обязательно.

Дом Культуры в Курьяново. Фото: Денис Бычков

3. АРХИТЕКТУРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК

Место, где я советую побывать всем, — окрестности Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Столько прекрасной архитектуры на сравнительно небольшой территории. Главное здание, рядом — двухэтажная деревянная постройка, в которой с середины XIX века живёт одна семья, — это дом почвоведа Василия Вильямса. Сразу за ним — старинная ананасная оранжерея XIX века. Через дорогу —образцы уже советского авангарда и конструктивизма. Одно из зданий приписывают знаменитому архитектору Борису Иофану. И, конечно, природа: необычные растения, теплицы, холмы.

Дом почвоведа Василия Вильямса. Фото: Денис Бычков

Отправить в Телеграм
Поделиться в Твиттере
Поделиться в Фейсбуке