ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ЗОЛОТОГО КОЛЬЦА

В рубрике «Москва наша» мы всегда рассказываем о столичных культурных местах, которые стоит знать, мифические и не очень истории о метрополитене и архитектурных памятниках. Но на этот раз мы сделаем исключение. Вместе с друзьями из медиапроекта об истории и культуре регионов России «В ЛЕСАХ» рассказываем, куда можно выбраться из Москвы на пару дней и на что обратить внимание. Спойлер: собрали только неочевидные места, о которых мало кто знает.

БАРОККО

Стиль зародился в Италии в XVII веке, а в Россию проник во времена Петра I с париками и фейерверками. Барочные здания легко узнать по сложным и необычным формам, изогнутым линиям и обильным украшениям.

Курба

Село Курба в Ярославской области в древности принадлежало князьям Курбским. Один из них, Андрей Михайлович, поссорился с царём Иваном Грозным, бежал в Польшу, писал ему оттуда длинные письма и даже получал ответы с крепким словцом!

В XVIII веке страсти повседневности и купеческие товары концентрировались на ярмарках. В Курбе была своя, привлекавшая большое количество гостей. Местный храм перестал вмещать всех прихожан, так что в 1770 году здесь была возведена большая каменная Казанская церковь. Заказчик храма, кстати далёкий родственник Петра, задумал нечто необычное.

У храма уникальная композиция: с высоты птичьего полёта он похож на цветок с 16 лепестками. Мотивы столичного барокко переплетаются с традиционным ярославским зодчеством. Барокко — архитектурный стиль, выделяющийся необычными формами, пышностью, витиеватостью, — в общем, всеми оттенками сложности. А ярославское зодчество строже и проще, хотя не менее изящно. Внутри церкви раньше был величественный золочёный иконостас, а стены и своды покрыты фресками. Остатки росписей конца XVIII века ещё сохраняются, но с каждым днём их состояние ухудшается.

В июле 2022 года силами специалистов и волонтёров фонда «Белый Ирис» Казанскую церковь законсервировали и разработали проект её реставрации.

Парское

В селе Парском в Ивановской области расположен не менее удивительный храмовый комплекс. Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи (1773–1783) с внушительными крыльцами, 40-метровая колокольня и Вознесенский храм 1863 года постройки вместе образуют гармоничный ансамбль, эффектно раскинувшийся на самом высоком месте села.

И где же здесь барокко? В той же изящной сложности сооружения. Силуэт Иоанно-Предтеченского храма отдалённо напоминает пирамиду. Над первым декорированным ярусом возвышается ещё один, со скошенными углами. Это, казалось бы, простое решение местных мастеров создаёт выразительный образ — здание будто устремляется вверх вслед за стоящей при нём колокольней.

Внутри сохранились великолепные росписи, выполненные около 1830 года. На них изображены здания и архитектурные элементы. Получается, что у нас немного двоится в глазах: постройки внутри построек. Причём росписи лежат на плоскости стены, а снаружи соединяются сложные объёмные архитектурные формы, что усиливает головокружение.

КЛАССИЦИЗМ

Стиль обращается к античности: колонны и правильные пропорции, прямые углы и величественные здания. Если вам это всё по вкусу, значит, он у вас классический!

Прямухино

В Тверской области, неподалёку от Торжка, находится небольшое село Прямухино. Дворянин и чиновник Михаил Васильевич Бакунин купил его в XVIII веке и передал своему сыну. Литератор Бакунин-младший не был таким домоседом, как его отец, и после путешествия по Италии и Франции решил произвести ребрендинг усадьбы. Он организовал ткацкую фабрику, перестроил господский дом и церковь по моде того времени, а вокруг разбил парк в английском стиле. В общем, всё стало в высшей степени презентабельно и стильно.

Именно здесь родился и провёл своё детство Михаил Александрович Бакунин, в будущем известный революционер и анархист. Интересно, как повлияла на его взгляды утончённая и солидная усадьба?

До наших дней дошла лишь малая часть комплекса: несколько хозяйственных построек, обветшавший южный флигель главного дома и лаконичный храм Троицы Живоначальной, построенный в 1808–1826 годах. Авторство проекта церкви приписывают Николаю Львову, одному из известных архитекторов XVIII века, приходящемуся, кстати, родственником Бакуниным.

Громадное сооружение напоминает раннехристианские мавзолеи. Античные колонны и арки, прямые углы и крестообразная основа — всё это выдаёт классический вкус заказчика.

Церковь задумывалась и как семейная усыпальница. В нижнем ярусе хотели заложить ещё один храм, вход в который располагался под аркой моста. С восточной же стороны, в огромной арочной нише, был устроен грот для захоронений. Античная строгость линий и христианская сложность построений!

Ивановская область

Фабрика, похожая на храм, — это, вообще, законно? Александр Коновалов, текстильный магнат начала ХХ века, ответил бы вам однозначное «да»!

Текстильную мануфактуру в 70 километрах от нынешнего Иванова основал ещё его прадед Пётр Коновалов в 1812 году. Он начал производить китайку — плотную материю для сарафанов и рубах. Коновалов нашёл поистине золотую жилу. Раньше китайку привозили, что очевидно по названию, из Китая. Из-за сложности доставки стоила она довольно дорого, но теперь её могли позволить себе даже небогатые горожане. Товар, определённо, пользовался спросом.

Наследник Петра Александр Коновалов удвоил капитал отца. На его деньги построили целый комплекс общественных зданий вокруг фабрики, многие по проектам известных столичных архитекторов. Он же установил на фабрике новейший паровой двигатель из Англии.

Наследник Петра Александр Коновалов удвоил капитал отца. На его деньги построили целый комплекс общественных зданий вокруг фабрики, многие по проектам известных столичных архитекторов. Он же установил на фабрике новейший паровой двигатель из Англии.

Успех Александра-старшего увековечил внук Александр Коновалов — младший. Именно он построил новый ткацкий корпус с огромными колоннами, эффектно обращённый в сторону пруда и напоминающий фасадом древнегреческий храм (1912–1915, инженер — Иван Брюханов). Такой своеобразный памятник роду текстильщиков появился, надо сказать, своевременно: уже через три года фабрика перешла в руки рабочих, а самому Коновалову пришлось эмигрировать во Францию.

МОДЕРН.

Как видно из названия, стиль претендовал на то, чтобы говорить на языке современности, броском, но гармоничном. Вообще, это не совсем стиль, а обширное художественное направление, захватившее всю Европу на рубеже XIX–XX веков и проявившееся в самых разных сферах, например в производстве мебели и посуды.

Погорелово и Асташово

Слово «модерн» у многих ассоциируется с изысканными особняками и доходными домами в центре Москвы. Но вдали от туристических маршрутов можно увидеть и другую грань этого стиля — деревянный модерн.

В лесах Костромской области, в деревне Погорелово, до сих пор стоит резной терем начала XX века. Дом в русском стиле был построен в начале 1900-х годов крестьянином Иваном Поляшовым по случаю его свадьбы. Свой первый капитал хозяин будущего терема заработал на строительстве дач под Петербургом, а затем основал водяную мельницу и занялся продажей леса в Погорелове. Это сделало его одним из богатейших крестьян в деревне. После революции в доме разместили различные конторы, а семье Поляшовых отвели всего одну комнату на первом этаже. Там хозяин и скончался в 1935 году.

В 1970-х деревня опустела и дом оказался под угрозой скорого разрушения. Его спасла случайность. Во время сплава на байдарках Погорелово посетили художники-авангардисты Анатолий Жигалов и Наталья Абалкова. Дом настолько восхитил Жигалова, что через некоторое время он выкупил терем у государства и живёт в нем до сих пор.

Ещё один затерянный в лесу терем — в Асташово. Его построил другой зажиточный крестьянин, Мартиан Сазонов. В XX веке дом пришёл в запустение, точнее сгнил почти на 40 процентов. Но в 2010-х и Асташово нашло своего благодетеля. Супружеская пара из Москвы приобрела дом, отреставрировала (а это означало полностью разобрать и собрать терем заново с заменой прогнивших деталей на новые) и открыла в нём гостиницу.

Все комнаты обставлены исторической мебелью, а в небольшом музее можно увидеть предметы крестьянского быта начала XX века. Более того, владельцы гостиницы организуют экскурсии в Погорелово — это всего 20 километров на северо-восток.

КОНСТРУКТВИЗМ И АР-ДЕКО

Первый основывается на идее функциональности и геометрическом соединении объёмов. Второй больше тяготеет к декорации и изысканным решениям.

Тверь

«Старый» Дворец пионеров находится почти в самом центре Твери. Наверняка это название кажется ему обидным, ведь во время строительства он считался суперсовременным. Авангард, конструктивизм — это всё про него. Но не только.

Строительство будущего Дворца пионеров началось весной 1930 года. По замыслу, в здании должна была разместиться фабрика-кухня (что-то вроде столовой, только побольше) — годом ранее в Москве как раз открылось первое подобное заведение и быстро завоевало популярность среди рабочих.

Но что-то не срослось, от первоначального проекта отказались, и в 1937 году постройку отдали пионерской организации. Внутреннюю отделку помещений поручили Ивану Леонидову, одному из самых известных архитекторов начала XX века, который, как это ни странно, за всю жизнь почти ничего не построил. Несколько интерьеров и лестница в Кисловодске — вот и все проекты. Однако влияние его макетов и графики на последующую архитектуру XX века сложно переоценить — достаточно сказать, что «Хрустальный город» Нормана Фостера повторяет проект башни Леонидова в Городе Солнца.

Контраст строгого внешнего вида здания и изысканного интерьера очень чётко отражает смену стилей (от конструктивизма к ар-деко, или постконструктивизму), произошедшую в СССР в середине 1930-х годов. Но мы советуем не слишком долго вникать в это различие, а сразу ехать в Тверь и смотреть всё своими глазами — Дворец стремительно разрушается.

Отправить в Телеграм
Поделиться в Твиттере