Илья Варламов о бизнесе, городе и пиве

В разговоре с общественным деятелем и блогером Ильёй Варламовым мы выяснили, как бизнес взаимодействует с городом, влияет на его инфраструктуру и преступность и почему необходимо демаргинализировать пиво.

СПРАВКА:

Кто: Илья Варламов

Родился: 7 января 1984

Живёт: в Москве

Что делает: российский общественный деятель, архитектор, фотограф и предприниматель. Один из самых цитируемых журналистов России. Автор блога varlamov.ru, который он позиционирует как своё авторское СМИ. В июле 2018 года сайт посетило более 3,3 млн человек. Сооснователь фонда «Городские проекты», рекламно-девелоперского агентства iCube и многих других проектов. Чем известен: фоторепортажами и материалами о городской среде российских городов.

ЧТО ТАКОЕ СПРАВЕДЛИВЫЙ ГОРОД

Город должен быть комфортным и справедливым. Это значит, что в нём любой человек вне зависимости от материального положения, социального статуса или возраста, чувствует себя комфортно. Недавно на моем ютьюб-канале вышло интервью с блогером Александром Горбуновым [известным в интернете под ником stalingulag — прим. ред.]. Он может передвигаться по городу только в электрической инвалидной коляске, и на жизнь в Москве в месяц у него уходит 400 тысяч рублей. Блогер хорошо зарабатывает и может себе позволить нанять двух крепких мужиков, которые с ним ходят, и автомобиль, который его возит. После всех реконструкций в Москве он не может передвигаться самостоятельно, так происходит в остальных городах России, которые спроектированы только для молодых и богатых. Если у тебя нет бабла, ты чувствуешь себя человеком второго сорта, сидишь в своём бетонном мешке и не видишь из окна ничего, кроме грязи, парковки и гаражей. Чтобы такого колоссального социального расслоения не возникало, делают общественные пространства и доступную среду. Справедливый город —это доступность таких пространств всем, не только обеспеченным людям.

ГОРОД ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ, А НЕ АВТОМОБИЛЕЙ

В 1920-х годах в городах появились новые материалы и технологии. Например, железобетон полностью изменил представление об архитектуре, а на конвейере собирались и машины, и дома. Фактически дома можно было штамповать, появились неведомые доселе возможности для архитекторов и градостроителей. Возникли новые идеи об устройстве общества, о том, как всем нам надо жить. Швейцарско-французский архитектор Ле Корбюзье создал «План Вуазен» для перестройки Парижа. В этом плане он предлагал снести весь Париж и оставить несколько культурных объектов вроде собора Парижской Богоматери, а всё остальное застроить башнями-свечками, окружёнными садами и широкими проспектами. Такой вот Париж будущего. Предполагалось, что главными спонсорами этой реализации станут автомобильные концерны, и «Вуазен» был одним из них. Такие планы автомобильного будущего создавали по всему миру: и в США, и в СССР. Правда, до масштабной реализации дело дошло только в СССР. Взгляните на сталинский генплан 1936 года — это же настоящая катастрофа! Полностью эти планы реализовать не получилось из-за войны. То, что удобный для автомобиля город сделать невозможно и что нужны другие приоритеты, в Европе осознали в 1960–1970-х. В США к этому пришли позже, около двадцати лет назад. В России этого ещё не поняли. В каждом регионе мэр в первую очередь строит развязки и тоннели, уничтожает общественный транспорт и вырубает деревья. Город должен быть удобен для людей, а не автомобилей. То, что происходит в Москве, — робкие попытки переосмыслить среду. До этого Москву делали удобной для машин, а теперь, например, сужают улицы и используют зебры вместо подземных переходов.

ПИВОВАРНИ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ

Урбанистика полезна бизнесу, потому что положительно сказывается на экономике. Когда по улице гуляет много горожан, к тебе в магазин или кафе чаще заходят. На заре московского благоустройства были исследования, которые показывали, как растёт выручка предприятий на пешеходных улицах. Можно вспомнить, как владельцы заведений радовались огромному потоку людей на улицах во время чемпионата мира по футболу. Когда город доступен и удобен, больше людей включены в его жизнь, у предприятий растёт клиентура и в целом лучше развивается бизнес. Лавочнику невыгодно, чтобы на его перекрёстке кого-то грабили, избивали или насиловали, и жители сами начинают следить за порядком. Или, когда во дворе никого нет и гуляют только подростки, начинаются бухалово, криминал, наркотики и прочий мрак. В толпе различным асоциальным элементам уже не будет места. Поэтому чем более людная улица, тем она безопаснее. Промышленное производство в городе — вопрос исключительно экономики. Любое крупное производство создаёт нагрузку на транспорт. Кучу людей нужно привезти в одну точку, а потом увезти. Плюс это такая выжженная зона отчуждения, которая никак не используется в остальное время. Так что старые заводы потихоньку из городов выводятся. Мелкие производства могут как-то существовать, но это опять-таки вопрос экономической выгоды. Строить в центре пивоваренный завод вряд ли имеет смысл. С другой стороны, есть масса примеров маленьких пивоварен, когда у небольших барчиков и ресторанов есть своё производство. Пивоваренное производство ведь не требует каких-то уж огромных площадей. Недавно я был в Финляндии, и там в подвале одного из заведений делают виски.

Варить пиво в храмах — не очередная выходка «безбожников», а важный тренд последних лет. В результате рецессии в США за последние пять лет более 10 церквей были переоборудованы в пивоварни. Самой известной американской церковью-пивоварней считается The Church Brew Works в Питт сбурге, в которой в варочный цех превратили старый алтарь, а скамьи для прихожан стали барными стойками. В Back Pew Brewing в городке Портер в Техасе варят пиво для «праведников» и «грешников»: Black Habit Schwarzbier, Sweet Salvation Brown Ale и 9th Circle Black IPA. Расположенная в здании бывшей церкви пивоварня Jopenkerk в голландском Гарлеме давно стала туристической достопримечательностью, здесь даже проводят экскурсии и рассказывают о процессе варки.

ТРЕНД НА ЭКОЛОГИЮ

Экология сегодня в тренде, хотя Россия отстаёт на десятилетия. Об экологии в нашей стране рассуждают так, как в средние века говорили об эпидемиях. Мы видим, что люди умирают, происходит какой-то ужас, и думаем: «Блин, наверное, мы где-то свечку не там поставили, нужно ещё помолиться». С одной стороны, люди в основной массе понимают, что что-то не так, с другой — не осознают причин. Главное — мы не готовы решать эти проблемы.

Горожане устраивают протесты из-за мусорных полигонов, но попробуй объясни людям, что нужно ответственнее относиться к мусору или к культуре потребления. Это всё «разогнанное» потребление. В Европе горожане уже обсуждают осознанное потребление, у нас не готовы даже сортировать мусор. Девушки в тренде, которые следят за модой на экологию, лицемерят, когда говорят: «Мы будем мыть трубочки ёршиком, потому что думаем о черепашках». Но они не задумываются, сколько энергии и воды уходит на то, чтобы сделать футболку. У них в гардеробах миллионы курток, штанов и прочей одежды, потому что они не могут надеть одну футболку дважды. Вреда от производства всего этого барахла для общества потребления в миллион раз больше, чем от трубочек.

ГОРОДА БУДУЩЕГО

Впереди нас ждёт несколько масштабных революций, которые повлияют на идеологию и образ жизни. Одна из них связана с развитием технологий искусственного интеллекта и автопилотов. Они полностью изменят наше представление о мобильности: пропадёт автомобиль в нынешнем виде, с парковками и водителями. За ним последуют негативные факторы транспортной инфраструктуры. В России будущее обычно представляют с километровыми небоскрёбами и летающими машинами, Дубай — город будущего для нас. Мне кажется, что это полная ерунда. Тут я согласен с Илоном Маском: никто не захочет, чтобы у него над головой постоянно летали машины и загрязняли среду в первую очередь шумом. Скорее всего, это будут прятать под землю, особенно когда оно станет автономным. Сегодня общий тренд — близость к природе. Человек — это лесное животное. В своё время в процессе урбанизации люди слезли с дерева и залезли в бетонный мешок, а следующим шагом будет возвращение обратно на дерево. Я вижу будущее в максимальной гармонии с природой. Города будут выглядеть, скорее, как деревни хоббитов, а не как сцены из фильма «Пятый элемент». Мы можем сейчас пересказывать сценарий «Чёрного зеркала», но это уже есть. Мэр Москвы Сергей Собянин пообещал, что к 2020 году будет тотальная система распознавания лиц. От этого никуда не деться, за всеми будут следить, а подпольщики будут ходить и бить эти камеры, обманывать систему.

Send to Telegram
Share on Twitter
Share on Facebook