КОМПАНИЯ БЫСТРОГО РЕАГИРОВАНИЯ

Этот год перевернул мир, разделив его на два лагеря: тех, кто быстро принимает меры, чтобы адаптироваться к обстоятельствам, выжить и стать сильнее, и других — кто предпочитает затаиться и переждать. Мы не просто относимся к первому типу, но еще и стоим на передовой. Рассказываем, как заводу удалось предугадать первую волну пандемии, полностью обезопасить сотрудников и стать примером для других больших предприятий.

КАК ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Официально режим самоизоляции для москвичей и жителей Подмосковья ввели 30 марта, но многие компании перешли на удаленный режим работы намного раньше. Одним из первых предприятий, которые отреагировали на общую ситуацию в регионе, стала Московская Пивоваренная Компания. Еще в начале марта в компании создали Комиссию по координации и контролю действий по предупреждению распространения заболеваний, в которую вошли представители ключевых подразделений. Реакция действительно получилась молниеносной — мировую статистику, как говорит директор завода Юрий Лобанов, было невозможно игнорировать. Поэтому при принятии решений основывались на опыте западных коллег. 10 марта ввели карантин для сотрудников, которые возвращались из поездок за рубеж, а уже на следующий день (пока другие большие компании все еще сомневались, будет карантин или нет) издали приказ «О мерах по предупреждению распространения сезонного гриппа и недопущению распространения случаев коронавирусной инфекции». С этого момента сотрудники не могли игнорировать масочный режим, вынуждены были соблюдать социальную изоляцию, измерять температуру и пользоваться средствами дезинфекции.

«Мы одни из первых стали использовать перчатки, закупили их для сотрудников, которые ездили на общественном транспорте, — рассказывает директор по персоналу Анна Попова. — К тому же отключили лифты, нанесли разметку для соблюдения социальной дистанции и ввели режим дополнительной уборки. Конечно, такие меры у многих вызывали недоумение и даже раздражение, люди считали, что это лишнее». Но уже через пару недель стало понятно — все не зря и очень вовремя.

Анна Попова, директор по персоналу

ПРОИЗВОДСТВО НЕ ОСТАНАВЛИВАЛОСЬ

Офисные и коммерческие подразделения ушли на дистанционную работу 16 марта. В офлайне остались сотрудники производства (оно не останавливалось ни на минуту) и логистики. И даже в таких условиях удалось не допустить распространения заболевания.

«Важно было максимально снизить количество контактов на производстве, — рассказывает Юрий Лобанов. — Для этого мы изменили графики работ: разбили смены на две части со сдвигом в полчаса. Одна группа переодевается, уходит, запускается дезинфекция, затем приходит новая группа».

Кроме этого, в столовой поставили защитные экраны на столы и следили за тем, чтобы никто не садился рядом друг с другом, а в раздевалках установили ультрафиолетовые лампы. Транспортные средства — автобусы для доставки сотрудников до места работа — оснастили бесконтактными термометрами и дезинфицирующими средствами для обработки рук. После каждой поездки проводилась обработка поверхностей салона. Сесть в автобус было невозможно, если у вас признаки ОРВИ и температура выше 37,1 градуса. В итоге мы избежали случаев заражения вирусом на заводе.

Юрий Лобанов, директор завода

ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ И НОВЫЕ ПРИВЫЧКИ

Несмотря на то что сегодня для выявления коронавирусной инфекции официально используют метод ПЦР, есть много примеров, когда даже у заболевших подобная методика показывает отрицательный результат. Поэтому на заводе используют немецкую экспресс-систему — это анализ крови на антитела двух видов. Первая — активная (с такой сотрудника сразу отправляют домой), вторая показывает, что человек уже переболел и у него выработался иммунитет. Тестирование проводится до сих пор: например, для новичков или тех, кто только вернулся из отпуска. 3 апреля были утверждены Правила внутреннего поведения сотрудников в период режима повышенной готовности, в которых более подробно прописали алгоритм поведения в различных ситуациях, в том числе при выявлении заболевших. В компании и сейчас оказывается моральная и психологическая поддержка тем коллегам, которые беспокоятся за здоровье коллег и близких.

«Основная масса сотрудников отреагировала адекватно, — рассказывает Ирина Сапьянник, руководитель службы по охране труда, экологии и производственной безопасности, — но были и те, кто относился скептически. Мы разъясняли ситуацию: разговаривали лично, рассылали информацию по структурным подразделениям, снабжали сотрудников необходимыми знаниями и статистикой».

Приходилось формировать новые привычки. Например, отучать здороваться за руку или обниматься при встрече, не трогать лицо руками, хотя в среднем человек делает это почти каждую минуту. Без штрафов тоже не обошлось.

«К сожалению, нам приходилось применять подобные меры. Все потому, что иначе может быть сложно приучить к дисциплине человека, который привык жить иначе. Мы все с этим столкнулись, всем было сложно. Но иначе алгоритмы не сработали бы. Ведь обычно кто-то один нарушает, и происходит цепная реакция », — объясняет Анна Попова. Новый мир оказался не таким страшным, как казалось на первый взгляд. Сотрудники, которые не представляли, каково это — работать на удаленке, быстро включились в процесс. Документооборот тоже наладили, несмотря на сложности вначале. Ежедневно приходили рассылки — не только рабочего характера или с напоминаем о мерах безопасности, но и развлекательные.

«В таком режиме работы всем важно было организовать время так, чтобы успеть и поработать, и заняться домашними делами, но при этом не сойти с ума, — добавляет Анна Попова. — Мы это прекрасно понимали, поэтому мотивировали сотрудников на какие-то маленькие свершения: занятия спортом и другими приятными делами».

ПРИЗНАНИЕ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ

Ежедневно завод был на связи с Администрацией городского округа Мытищи, готовил отчеты для ведомств и министерств — делились всей нужной информацией и внутренней статистикой. О том, что Московская Пивоваренная Компания одна из первых запустила режим повышенной безопасности даже сняли сюжет для местного телеканала «Первый Мытищинский», так что все это вышло за пределы завода.

«Проверки тоже были, — рассказывает Анна Попова. — Например, 2 мая приезжали представители Министерства экономического развития и инвестиций. Ни одного замечания выявлено не было».

12 мая выпустили еще один приказ о соблюдении Стандарта по организации работы на промышленном производстве в целях недопущения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019), который был издан правительством Московской области. И хотя, к тому моменту все на заводе работало как часы, оставались некоторые сложности, не зависящие от руководства. Например, пропуска сотрудников, которые работали на производстве и в логистике, стали аннулироваться несмотря на то, что деятельность компании не останавливалась и была признана жизнеобеспечивающей. К цифровым пропускам были привязаны «Тройки» и «Стрелки», и это вызывало дополнительные проблемы: человек физически не мог отправиться на работу или вернуться домой на общественном транспорте и рисковал получить штраф.

«Мы делали все, чтобы как можно оперативнее разрешить подобные ситуации: звонили на горячие линии, разрабатывали собственные алгоритмы, помогали сотрудникам регистрировать новые пропуска. Регистрировали цифровые пропуска на государственных сайтах, часто из-за перегруженности, это можно было сделать только ночью или ранним утром. Очень нервничали, конечно, но все преодолели».

Кстати, со штрафами тоже удалось разобраться: каждый из работников завода мог обратиться к внутреннему юридическому отделу, который помогал сформулировать претензию — в итоге, деньги вернулись.

ВТОРАЯ ВОЛНА

Самое главное в действиях компании в этой ситуации — последовательность и быстрое реагирование. Так что, когда в июне приняли решение о постепенном выходе с удаленной работы, сотрудники также работали по графикам. Руководство понимало, что долго на удаленке работать невозможно: у людей теряется мотивация, снижается вовлеченность и желание что-либо делать.

МЕРЫ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ВВЕДЕНЫ НА ЗАВОДЕ С НАЧАЛА ПАНДЕМИИ И ДЕЙСТВУЮТ ДО СИХ ПОР:

—разделены потоки работников, при пересменке сотрудники разных смен не пересекаются;

— введен строгий масочный режим;

— обязательное применение дезинфицирующих средств;

— ежедневный контроль температуры сотрудников на входных группах, и каждые четыре часа на рабочем месте;

— при выявлении повышенной температуры 37,1 работник направляется в мед.кабинет, при наличии признаков ОРВИ в мед. кабинете проводится тестирование работника на наличие антител;

— проводится дез. обработка санитарно-бытовых и офисных помещений;

— в местах общего пользования (входные группы, столовая) нанесена разметка в целях соблюдения социального дистанцирования;

— ведется статистика по каждому заболевшему;

— 2-а раза в месяц проводится тестирование работников на Covid-19 методом ПЦР;

— в производственных и офисных помещениях установлены рециркуляторы и ультрафиолетовые лампы; — установлены защитные перегородки на рабочих местах в офисных помещениях, в помещениях приема пищи (столовой);

— с привлечением специализированной компании выполняются работы по обработки систем вентиляции и кондиционирования воздуха.

Отправить в Телеграм
Поделиться в Твиттере
Поделиться в Фейсбуке